Январское

Особенно в январские морозы
Рождественские звезды к людям ближе
Созвездьями спускаются на крыши
И принимают вычурные позы.

Под крышами уютные квартиры
Богаты златом, ладаном и смирной,
А жизни хлеб, что все равно едим мы,
По-прежнему в кормушке для скотины.

Бредут волхвы, ломая корку наста,
И говорят о звездах ли, о нас ли,
Или о том, что Богом не напрасно
Положен хлеб новорожденный в ясли.

И нам, и им одни сияют звезды;
Хлеб преломлён и все еще не съеден;
Волхвы уходят, стынет в насте след их;
Ждут дети в гости Дедушку Мороза.

***



Стих написан как экспромт на "Поэтических перекрестках" в ВК по картине выше. Автор картины: С. Адамский.

Не задавай вопросов, видит Бог,
В ответах нет спасенья от рутины -
Мной зубы мудрости искрошены в руины,
А вкуса радости познать не смог.

Сгрызёшь гранит науки, а урок,
Что вызубришь - сомненья червь источит…
Ты будешь счастлива, пока во рту молочный
Хотя б один качается зубок.

28.09.2020г.

Обо́л Харона




Обо́л Харона

В столице уличный поток подобен Стиксу.
В нем обреченные плывут и тонут лица,
Текут они сквозь день и ночь, сквозь утро, вечер.
Старик Харон играет с ними в чёт и не́чет.
Присев устало у часов, бросает кости,
Но не идёт игра ни в два, ни в шесть, ни в восемь...

Скользит хароново весло по водам Стикса.
В нечётный час уже осечки не случится,
И проигравшим медный вкус обо́ла* дарит
Харон обычно на тринадцатом ударе...
Но он опёрся на часы и мирно дремлет -
На без тринадцати тринадцать стало время.

Похоже, кто-то разгадал игру Харона.
______________

* обо́л - мелкая медная монета, которая помещалась родственниками в рот умершего, чтобы душа умершего могла заплатить перевозчику душ Харону за перевоз через Стикс, отделяющей мир живых от мира мертвых. Души, не имеющие платы обречены вечно скитаться между мирами.

Демисезонное

Началось и закончилось лето,
Стороной проскользнуло неслышно,
За танцующим пятнышком света
Кошкой рыжей умчалось по крышам.

Так и жизнь, убегая, не спросит:
«Где носило тебя, дуралея?».
Загорелая ранняя осень
Заалела во всю на аллеях.

И поля отшумели хлебами,
В тополях у дороги - ни звука,
И стоят тополя бобылями,
Ни пера не желая, ни пуха.

Все длинней и прохладнее ночи,
И ветра все наглей и настырней,
Ливни гуще ложатся на почву,
По утрам коркой матовой стынут.

В колее околевшие лужи
Засыпает пожухлой листвою...
Я ж с весны безнадежно простужен.
Я и по́жил-то только весною.

И вот - осенью о́жил...

***

В пустыне чахлой мудрый ангел света
Мне объяснил, что люди очень скоро
Экзаменом на звание поэта
Нам утвердят самосожжение глаголом)

***

Любовь слепа, беспечна, зла -
Бурчал под нос седой безумец...
Устало Бог прикрыл глаза,
А бес в ребро вонзил трезубец.

Городские пейзажи

Городские пейзажи обычно просты,
Глаз цепляют пейзажные раны.
Вон, кресты на погосте стоят с полверсты,
Ощетинясь вкруг храма.

Под крестами собралась небесная рать,
Глядя в звёздную проседь.
Вряд ли кто-то хотел в свой черед умирать,
Но, однако ж, пришлось им.

И не знаем, когда сквозь небесную твердь
Суждено провалиться.
Потому захожу в этот храм умереть
И живым помолиться.

***

Куда скатился мир, где "переводки",
Доступные любому идиоту,
Возведены в высокое искусство.
Любой свободно клеит на стене их -
Творенья и творцы подешевели
И это - грустно.

Налетай, торопись,
Покупай живопись!